Вера Агафонова
Нарисованная радость
Рассказ

Вера Агафонова родилась в 1979 году в Западном Казахстане. Закончила факультет иностранных языков Костромского госуниверситета. Печаталась в областных СМИ. Работает переводчицей, живет в Саратове.

Полукруглый лепесток, круглая выемка Бумага вкусно похрустывает, разделяясь под ножницами. Марина вслушивается в этот приятный хруст и слегка даже отвлекается от своего дела. Ножницы соскальзывают, защемляя нежную кожу на пальце. Мать, всевидящая и вездесущая, тут же восклицает из-за спины:

Мариночка, солнышко, аккуратнее! Побереги руки.

Мать права. Руки надо беречь. Они странные, эти руки: они могут небрежно, как бы случайно, бросать на белый лист диковинные ягоды и с трудом удерживают чашку с чаем.

С ножницами они тоже особо не дружат, поэтому ножницы им мстят вот как сегодня, несмотря на это, приходится брать эту недружелюбную вещицу и резать бумагу. Цветы ромашки, орхидеи, маргаритки рассыпаны по белому полю; нужно собрать их, перевернуть наизнанку и написать на них загадки и забавные задания.

Отец втискивается в дверь, жуя бутерброд, придирчиво разглядывает маргаритки и припечатывает:

Ерундой страдаешь, Маришка! Телевизор бы лучше глядела.

Марина смотрит на него а глаза у нее огромные, в каждом по васильковому полю, просто смотрит. Отец вздыхает и уходит досматривать футбол.

Марина разворачивает ромашку, слегка покалеченную ножницами, и надписывает: Прочитай какое-нибудь стихотворение детским голосом. И сама начинает мысленно цитировать: Идет бычок, качается, вздыхает на ходу. Бычок молодец он качается, но пока идет. Сейчас я упаду

Раньше Марина тоже умела ходить, лет до шести. А потом какая-то невидимая и неукротимая змея, пробуравив землю у Марининых ног, проникла в ее ступни и пробиралась все выше и выше, заставляя девочку сначала ковылять неуклюже, как бычок из стихотворения, а потом сесть в кресло и больше уже не подняться. Но Марина рада, потому что у нее есть васильковые глаза, которые видят прекрасный мир намного прекраснее, чем видят все остальные. Еще у нее есть руки, которые не могут отпереть дверь квартиры, но могут открыть волшебную дверцу в мольберте и мир за ней еще более удивителен. А еще эти руки могут вынести этот огромный мир поле в цветах, небо, пронизанное солнечным светом, и показать его всем тем, кто не замечал такой красоты.

Сегодня Марина рисует свои цветы потому, что завтра у нее день рождения. Придут гости человек двадцать, не меньше. Они не будут танцевать, потому что стесняются, значит, надо сделать так, чтобы им не было скучно; тогда никто не будет молчать и украдкой поглядывать на ее железный капкан. Это моя колесница!, смеется иногда Марина, и васильковые глаза становятся темнее.

Мать берет из буфета большое блюдо и начинает замешивать бисквит. На стене, над ее головой, висит картина сиреневый луг, падающие звезды и женщина светлая, одинокая, осыпанная звездопадом. Марина смотрит на нее, долго, безмолвно, а после спрашивает:

Мама. Ты меня замуж выдашь?

Мать на секунду перестает размешивать тесто и тут же спокойно отвечает:

Конечно, выдам. Как же?

Марина смотрит васильковыми глазами на светлую женщину, просто смотрит. Где-то, наверно, есть принц на белом коне, только ее железную колымагу на этого коня явно не погрузят. Зато у нее есть хитрые руки, и волшебный ключ-кисточка, им можно отпереть заветную дверцу только прикоснуться к мольберту. Можно позвать на сиреневый луг ослепительных бабочек, и золотистых оленей с огромными грустными глазами, и дождь, подсвеченный солнцем. И подарить все это друзьям, которые придут завтра на ее день рождения чтобы они радовались, и удивлялись, и смеялись, и чтобы все это было искренне.